займы от частных инвесторов и банков

Курс Доллара к рублю на сегодня USD 00.0000 0.000
Курс Евро к рублю на сегодня EUR 00.0000 0.000
И снова про НДС

По расчетам, если ставка НДС с 18 повысится до 22% и, в то же время снизится социальные взносы с 30 до 22%, это может стать причиной роста цен на 1,5-2%, но это компенсирует это примерно 3%-й рост зарплат - а сегодня это примерно 1 тыс. руб./месяц в среднем по России.

Судя по прогнозам, в перспективе снизятся бюджетные доходы (относительно ВВП), дополняя тем самым сокращение, с которым страна уже столкнулась после того, как цены на нефть резко упали. Однако, как заявило финансовое ведомство, по его мнению, повышать налоговую нагрузку нецелесообразно, и это можно только приветствовать. Но в нынешних условиях, понятно, снижение этой нагрузки невозможно. Но вполне доступно использование налогов для того, чтобы сформировать стимулы, подталкивающие бизнес в нужном направлении с точки зрения задач экономического развития.

Сегодня экономика столкнулась с неблагоприятным равновесием: характер прогнозов довольно пессимистичен, что ведет к отсутствию стимулов для инвестиций, и в этой связи откуда появится экономический рост? - соответственно, отсутствуют и хорошие ожидания. Маневрирование могло бы помочь в выходе из этого тупика, а также в решении проблема, связанной с уклонением от уплаты налогов.

В результате маневра 1,5-2%-й рост цен можно было бы компенсировать через 3%-е повышение зарплат.

Но рассмотрим, кто уплачивает дополнительные 4% НДС и кто окажется в выигрыше от того, что снизятся ставки страховых взносов. По мнению большинства, изменение ставок налогов относится только к тем, кто их платит, то есть в нашем случае это бизнес и работодатели. Но в действительности, рост НДС может быть частично перенесен производителями на потребителей через повышение цен, а при снижении страховых взносов частично в выигрыше остаются и работодатели, и работники, так как часть экономии бизнеса по прошествии некоторого времени уходит на повышение зарплат. И в первом, и во втором случаях распределение потерь и выгод - это, грубо говоря, пропорция 50/50.

Повышение НДС является общемировой тенденцией, присущей именно последнему времени. Один из способов налогового маневра в других странах заключается в том, что взамен происходит снижение налога на прибыль, и, таким образом, налоговое бремя бизнес частично переносит на потребителя. Это ведет к стимулированию инвестиций за счет меньшего потребления и ускорению экономического роста.

Российский Минфин придерживается другого варианта - разменять более высокий НДС на более низкие соцвзносы. Если использовать параметры "22/22", маневр будет нейтральным для бюджета, во всяком случае, если говорить про немедленный эффект. Но это вовсе не означает, что всем участникам удастся остаться "при своих". Бизнес окажется в выигрыше от снижения социальных взносов, но при повышении НДС он проиграет, как и люди, но они выиграют от роста зарплаты через снижение соцвзносов.

Львиную долю выигрыша от снижения соцвзносов получат работники и это можно объяснить тем, что у нас уже сегодня низкий уровень безработицы, а мы только вошли в фазу, когда численности работающего населения быстро сокращается. В скором времени квалифицированные работники будут относиться ко все более дефицитному ресурсу, за который работодатели будут бороться, в том числе через повышение зарплаты.

А бизнес, во-первых, столкнется с ослаблением стимулов для уклонения от налогов на труд: что приведет к снижению выигрыша от этого, а стоимость уклонения (штрафы и теневое обналичивание денежных средств) останется на прежнем уровне. Теоретически, этот эффект можно нивелировать, увеличив уклонения от уплаты НДС - что увеличит стимулы для этого. Но в последние годы налоговики добились серьезного прогресса в борьбе с уклонением от НДС и это дает надежду, что такие потери если и появятся, то они окажутся куда меньше выигрыша от снижения взносов.

Не менее важен и еще один плюс маневра "22/22", и представлен он повышением международной конкурентоспособности. Рост НДС не приведет к изменению баланса издержек между отечественными и иностранными производителями: на внутреннем рынке произойдет рост этого налога и для российских, и для импортных товаров, а на внешних рынках уровень налоговых выплат останется таким же, так как экспортерами НДС не уплачивается. Но снижение соцвзносов распространится только на российских производителей, а это значит, что их относительные (по сравнению с иностранными конкурентами) издержки уменьшатся. Эффект будет почти такой же, как если бы произошла девальвация рубля. По этой причине такой маневр называется фискальная девальвация. При этом произойдет снижение относительных издержек бизнеса.

Но вряд ли можно надеяться на автоматическое проявление положительных эффектов. Важно подумать о сопутствующих мерах: судя по международному опыту, уход бизнеса объясняет не только высокая налоговая нагрузка, но и избыточное государственное регулирование, несовершенное налоговое администрирование. Значит, налоговую реформу нужно сделать частью общей программы структурных реформ.

Имеет маневр и свои минусы. Первый - он может вызвать увеличение разбалансированности бюджетов соцфондов. Оценка выпадающих доходов в условиях 2020 года - 1,5 трлн рублей, или 1,4% ВВП. Что с этим делать - требует детального обсуждения в дальнейшем. Второй - усложнение задачи Банка России, ставящей целью поддержать стабильно низкую инфляцию - ему придется подумать о таких мерах, чтобы рост цен из-за повышения НДС, остался "разовым" и не вызвал увеличение инфляционных ожиданий и усиленную индексацию зарплат. Но, возможно, ЦБ решит эту проблему.

2017.03.27 10:29
Также рекомендуем:
яндекс.ћетрика
Берегу.ру [credit][sale]